Эра пост-ПК уже здесь, или За что я люблю iPad

Когда в марте 2016 года Apple дополнила линейку фирменных планшетов 9,7-дюймовым iPad Pro, реакция поклонников компании оказалась на удивление спокойной. Не было ни восторженных возгласов первых обозревателей, ни отзывов с эпитетами «потрясающий» и «невероятный». Только строгие и расчетливые комментарии о преимуществах новинки перед моделями прошлых лет вроде поддержки пера Pencil, дисплея True Tone и цвета Rose Gold, как наиболее значимых. Короче говоря, против приоритетов пользователей, представлявших эталон несколько иначе, идти было бесполезно.

Не согласиться с подавляющим большинством при этом лично мне не позволяет ни совесть, ни здравый смысл. В последние годы iPad и вправду стал сдавать свои позиции. Но не потому, что концепция себя изжила, напротив, она будет оставаться актуальной еще долгие годы. Причиной, повлиявшей на ослабевание рынка планшетов, стал самый обыкновенный застой, возникший в умах потребителей от обилия гаджетов и доступности современных технологий. Но не этого ли мы ждали?

Судя по всему, не этого. Представленный в далеком 2010 году оригинальный iPad казался этаким космолетом, лишенным атавизмов и способным гордо вырулить на хайвей инноваций, попутно обгоняя разного рода пережитки вроде нетбуков и лэптопов. Стоит ли говорить, что появившаяся было надежда на эру пост-ПК с выходом iPad 2 и вовсе перестала напоминать мираж и превратилась в нечто куда более осязаемое. Сомнений в революции не оставалось, любимая компания вновь была на коне, а ее банковские счета полнились непрерывным потоком вырученных в рознице средств.

Радоваться инновациям и удивительной прозорливости Джобса и его подопечных пришлось, однако, недолго. Скоропостижная смерть идеолога Apple Inc. буквально вынудила сотрудников корпорации пойти на решительные меры и, не дожидаясь финальной обкатки технологий, выпустить две новинки буквально одну за другой.

Эра пост-ПК уже здесь, или За что я люблю iPad

Переоценить их, вопреки общественному мнению, было по-настоящему сложно. Совершенно невероятный по своему качеству Retina-дисплей и приличная мощность проприетарных чипсетов стали отправной точкой для компании, окончательно ступившей на путь футуризма и инноваций. Для полного счастья оставалось лишь облачить это технологическое совершенство в более компактный и легкий корпус, исправив между делом несколько недочетов.

Странное дело, однако, когда мы получили и это, продажи iPad пустились в стремительное пике, предотвратить которое оказалось не по силам даже столь талантливому пилоту, как Тим Кук. Или, говоря языком более простым, ему было банально не до того. Он занимался увеличением операционной прибыли и развитием новых продуктов, а времени хоть как-то поддержать ниспадающую популярность iPad даже маркетинговыми приемами у него практически не оставалось.

Другое дело iPhone. Его функциональность и ориентированность на самую широкую аудиторию практически не оставляла шансов схалтурить. В отличие от побочной линейки планшетов, которая вполне допускала появления нескольких промахов вроде The New iPad или iPad mini 3, iPhone всегда требовал к себе исключительного отношения. Но даже при всем многообразии технологических изысков, выпавших на его долю, iPad никогда не пытался заигрывать с ложными инновациями. Напротив, он всегда был предельно честным со своими владельцами и, думаю, остается хорош именно в своей простоте.

Называть при этом iPad продуктом без цели или устройством-дополнением хотя бы потому, что его возможности порой оказываются куда шире возможностей смартфона, попросту нельзя. Я не знаю другого такого устройства для потребления контента, способного справиться с выполнением столь широкого спектра повседневных задач, как iPad. Он отлично подойдет, вне зависимости от диагонали дисплея, для чтения новостей, просмотра фильмов и видеороликов, мобильной фотографии, использования в роли записной книжки и даже рабочей станции.

Эра пост-ПК уже здесь, или За что я люблю iPad

Охарактеризовать же положение iPad на рынке, на мой взгляд, лучше всего сможет представленная выше диаграмма, демонстрирующая интерес общества к космосу, межгалактическим путешествиям и колонизации Марса. Начавшийся в начале 60-х годов прошлого века «внеземной бум» постепенно отошел на второй план, что отнюдь не означало отказ человечества от идеи дальнейшей экспансии и изучения межпланетного пространства. Мы просто достигли допустимого своим временем максимума, но не достигли того, что рисовали нам фильмы о далеком будущем.

Быть может, эра пост-ПК уже наступила, а мы, не потерявшие надежду на голографическое будущее и телепортацию, – и есть ее непосредственные участники?

Давайте порассуждаем вместе. Ответы оставляются в комментариях.

Источник: appleinsider.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ